Cлова на букву "N"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
6NABOKOV
1NADA
3NAIVE
1NAME
1NAN
5NANA
1NAP
2NAPLES
1NAPOLEON
1NAT
1NATALIE
4NATION
4NATIONAL
7NATURE
2NEALE
13NEL
15NELL
16NELLA
2NELLE
2NERON
3NESSUNO
1NESTOR
2NEVA
10NEW
3NICCOLO
4NICE
10NICHT
17NICOLA
3NICOLAI
1NIEBUHR
7NIENTE
2NIETZSCHE
1NIGER
1NIGH
1NIGHT
1NIGHTINGALE
4NIKOLAI
1NILS
1NILSSON
1NINA
1NIVEN
1NOBLE
1NOBLESSE
1NOEL
4NOI
3NOLL
49NON
9NONO
5NORMAND
1NORTHERN
1NORTHMEN
9NOS
3NOSTRO
2NOSY
2NOTA
4NOTE
2NOTICE
24NOTRE
56NOUS
3NOUVEAU
16NOUVELLE
1NOV
1NOVICE
1NOW
1NUMERO
1NUN
2NUOVO

Несколько случайно найденных страниц

по слову NABOKOV

Входимость: 1. Размер: 164кб.
Часть текста: начав работу над «Мертвыми душами», Гоголь писал о своем труде «Вся Русь явится в нем» (XI, 74), это была заявка на произведение, так сказать, синкретического характера, столь же художественное, сколь и историческое. Мы помним, что изучение прошлого русского народа – от самых его истоков – было предметом научных занятий писателя в период, предшествовавший работе над поэмой. Многочисленные выписки из летописей, византийских хроник и других источников, говорящих о жизни славян и русских в древнейший период их существования, которые сохранились в гоголевских бумагах, относятся к 1834–1835 гг. Работа над «Мертвыми душами» была для писателя естественным продолжением этих штудий, только теперь ее результаты отливались у него в живую поэтическую форму, близкую к той, которую он набросал в качестве примера для идеального историка в статье «Шлецер, Миллер и Гердер». Художественный принцип, который позволил Гоголю действительно показать «всю Русь» в сравнительно небольшой по объему его поэме, кажется, теснее связан с методом близкой писателю исторической школы, чем с какими-либо чисто беллетристическими традициями. В упомянутой статье 1834 г. «Шлецер, Миллер и Гердер» читаем о последнем: «Везде он видит одного человека как представителя всего человечества» (VIII, 88). В рецензии 1836 г. на «Исторические афоризмы» Погодина Гоголь пишет: «Он первый у нас сказал, что история должна из всего рода человеческого...
Входимость: 1. Размер: 109кб.
Часть текста: статья Белинского «О русской повести и повестях г. Гоголя», в которой критик отдавал Гоголю место, по общему признанию, принадлежавшее с 1820-х годов Пушкину, – место «главы поэтов». Выступление Белинского поставило Гоголя перед настоятельной необходимостью четкого отграничения своей творческой сферы от пушкинской. Другим побудительным импульсом послужила постановка «Ревизора», после которой Гоголь почувствовал потребность в таком сочинении, «где было бы уже не одно то, над чем следует смеяться». Такое движение эстетической мысли Гоголя прямо или косвенно подтверждают все его высказывания о литературе и искусстве. Как показывают более ранние из них, до выхода статьи Белинского он ощущал себя учеником, сподвижником, последователем Пушкина, во всяком случае человеком, не мыслившим своего существования вне той поэтической вселенной, солнцем которой был Пушкин. Между тем уже замысел «Ревизора», а в более полной мере – «Мертвые души» знаменуют возникновение иной художественной галактики, отличной от пушкинской. В обоих произведениях совершенно очевидно стремление Гоголя к тому, чтобы, выражаясь его словами, «в созданьи...
Входимость: 1. Размер: 61кб.
Часть текста: его в духе благородных, гуманных и патриотических идеалов, бесстрашно говорить обществу правду, как бы горька и неприятна она ни была. Гоголь остался и для последующих поколений великим писателем-реалистом, обличителем и разоблачителем современной ему крепостнической действительности. Созданные им образы благодаря своей жизненной правдивости и силе социальной обобщенности и типичности сохранили свое значение вплоть до нашего времени. Глубина и широта изображения характеров и типов, сложившихся в эксплуататорском обществе, сделали возможным и применение их к проявлениям других исторических и социальных укладов. Такие образы Гоголя, как Хлестаков, городничий, Чичиков, Ноздрев, Плюшкин, Собакевич, Держиморда и многие другие, давно уже стали нарицательным обозначением самых отвратительных сторон собственнического эксплуататорского общества – его лицемерия, лживости, хамства, чудовищного эгоизма, стяжательства и угнетения простого трудящегося человека. Гоголь вместе с Белинским, раскрывшим объективно-критическое содержание и значение гоголевского творчества, оказал большое воздействие на революционных разночинцев. Он «привил новому поколению резкий и суровый взгляд на действительность, первый подверг ее строгому разбору» (Добролюбов), первый сосредоточил внимание на «несовершенствах» жизни (Чернышевский). Писатели революционной демократии – Чернышевский, Некрасов, Салтыков-Щедрин – продолжили и углубили именно эти стороны творчества Гоголя. Они придали его произведениям политическую насыщенность и целеустремленность, они смело сделали те выводы, которые не мог еще сделать сам Гоголь. Гоголь содействовал созданию подлинно демократической культуры и литературы, в этом было великое объективно-историческое значение его деятельности как художника-реалиста. Могучий критический реализм его творчества...
Входимость: 2. Размер: 54кб.
Часть текста: что полемика вовлекла в свою орбиту и наследие многих писателей, творчество которых сыграло ту или иную роль в общественной жизни России. Среди них одно из первых мест принадлежало Гоголю. Его имя оказалось в самом, можно сказать, эпицентре идейно-литературных споров. Этому в немалой мере содействовало и внешнее обстоятельство – два больших гоголевских юбилея: в 1902 и в 1909 гг. В Петербурге, Москве, Киеве в ряде других городов пятидесятилетие со дня смерти и столетие со дня рождения писателя отмечались очень широко. Появилось много монографических книг, критических эссе и несметное количество публикаций в периодике. Кажется, дотоле ни один юбилей классика не вызывал еще такого шумного общественного резонанса, такого потока критических, причем – крайне противоречивых, откликов, как эти два юбилея Гоголя. Заметим, что в ту пору было опубликовано немало дельных, содержательных работ, существенно обогативших научную литературу о Гоголе. Но одновременно печатались и сочинения иного типа, имевшие вполне определенный идейно-политический смысл. Написанные хлестко, порой даже экстравагантно, эти, принадлежавшие перу критиков декадентского толка, сочинения отражали стремление их авторов совершенно «по-новому» интерпретировать гоголевское творчество, выхолостив из него обличительное и вообще какое бы то ни было общественное содержание, оторвав его от реалистических традиций русской литературы и объявив этого писателя чуть ли не духовным предтечей декадентского искусства. Особенно усердствовали в этом направлении А. Волынский, Д. Мережковский, М. Гершензон, В. Розанов, П. Перцов, несколько позднее – Н. Бердяев. «Гоголь, Достоевский, Владимир Соловьев – вот наша родословная», – писал в программной статье журнала «Новый путь» П. Перцов. [296] Декаденты объявили «Выбранные места из переписки с...
Входимость: 1. Размер: 14кб.
Часть текста: зарубежья. Говорит ли она о неприятии Гоголем женщин (как А. Амфитеатров), или о впечатлениях о пушкинском юбилее 1937 г., объединившем на мгновение две России (как Н. Тэффи), — это всегда сравнение в пользу светлого и гармоничного Пушкина. В фокусе гоголевской темы в Русском зарубежье оказываются проблемы роли Гоголя в истории русской литературы (В. Зеньковский, В. Сечкарев) [2, 9], мысли об ошибочности отнесения автора «Мертвых душ» к реализму (В. Набоков, К. Мочульский) [4, 3], размышления об эстетике Гоголя (В. Сечкарев, Н. Тэффи. А. Амфитеатров)[1, 9, 10]. Но даже при беглом прочтении гоголевских работ Русского зарубежья ощутим их внутренний диалогизм. Адресат или второй участник диалога устанавливается в результате прямых и косвенных отсылок к нему, аллюзий и прочитываемых реминисценций. Н. Тэффи, с присущей женщине болтливостью, проговаривается об адресате: «Мы только что прочитали прекрасные, толковые и очень умные статьи о нем (Гоголе — О. К.), в которых часто цитировался Розанов, определивший Гоголя как гениального писателя, но глупого человека» [10, с. 231]. Другие, умалчивая об имени, тем не менее демонстрируют очевидную зависимость от розановской концепции жизни и творчества Гоголя. Итак, Розанов и Русское зарубежье: диалог о Гоголе. Имел ли он место? Предоставим слово собеседникам и начнем с дамы. Разговор о Гоголе Н. Тэффи завела под впечатлением от юбилея Пушкина. Разговор получился отрывочным (он так и обозначен в названии эссе: «После юбилея (Отрывки впечатлений и разговоров)»); но из девятнадцати отрывков ...

© 2000- NIV