Приглашаем посетить сайт
Культура (cult-news.ru)

Cлова на букву "G"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
1GABRIEL
1GAIN
4GALLIUM
2GASTROENTERITIS
1GATHER
3GAUCHE
1GAUTIER
1GAVE
1GAY
1GAZETTE
3GEN
6GENERAL
9GENERALE
2GENOA
13GENRE
1GENTLEMEN
9GEORGE
1GEORGIAN
1GEORGIE
3GERANIUM
1GERHARD
4GERMAIN
1GERMANIA
16GESCHICHTE
1GILLI
1GIORGI
3GIORNO
13GIOVANNI
2GIRAUD
1GIUSEPPE
1GLACIER
6GLI
1GLOW
1GNOME
3GOETHE
138GOGOL
1GONE
1GOUT
1GOWN
1GRACE
3GRAN
20GRAND
10GRANDE
1GRANDES
1GRATIA
1GRAVE
2GRAZIA
2GREAT
1GREEN
1GRENIER
2GRUS
1GUARDIA
2GUERRA
1GUI
1GUILLAUME
1GUILLOTINE
4GUIZOT
1GUNTER
1GUNTHER
1GUSTAV
1GUSTAVE
7GUSTO
5GUT

Несколько случайно найденных страниц

по слову GUT

Входимость: 2. Размер: 69кб.
Часть текста: признака индивидуальности! А дамы! о, дамам еще больше приятен Невский проспект. Да и кому он не приятен? Чуть только взойдешь на Невский проспект, так уже и пахнет гуляньем. Хотя бы имел какое-нибудь <дело>, но, взошедши на него, верно, позабудешь. Тут только могут столкнуться различные классы общества. Единственное место, <где> показываются люди не по необходимости, куда их не загнала надобность и меркантильный интерес, объемлющий весь Петербург. Кажется, встреченный человек на Невском проспекте меньше эгоист, нежели в Морской, Гороховой, Литейной, Мещанской и других улицах, где интерес и надобность и жадность выражаются в едущих и летящих на дрожках и в каретах. Я готов клясться, что половина жителей Петербурга без ума от Невского проспекта. Да как и не быть без ума? Жилец какой-нибудь Петербургской или Выборгской части, который десять лет не выставляет своего носа <к> знакомому своему на Песках или у Московской заставы, здесь он встретится с ним прежде нежели думает. Никакой адрес-курант и справочное место не доставит такого верного известия, как Невский проспект. Всемогущий Невский проспект: единственное развлечение бедного на гулянья Петербурга. Как чисто подметены его тротуары, и, боже, сколько ног всякого народу...
Входимость: 1. Размер: 47кб.
Часть текста: придает; чувствуешь как будто точно значишь что-нибудь важное. Дочка у него очень хорошинькая; такая свежинькая, розовые губки... так у ней и то... и то... (вертит рукою) — изрядный каленкор. Да и матушка такая, что еще можно бы... Я люблю этак проводить время! А городничий должен быть совсем рассеянный, я думаю даже — глуп; вместо двухсотрублевой, как я рассмотрел теперь, он мне дал четыреста. Не худо. Будет чем домой доехать. А если уж он так глуп, то не мешало бы еще попробовать: авось либо он еще даст взаймы. Дорога ведь такая вещь, что на всякой случай не худо запастись де́ньгами. Может быть, придется опять, канальство, попробовать счастия. Ведь не все ж такие, как пехотный капитан. Может быть, наскочу на такого простофилю, что рубашенку только ему оставлю. ЯВЛЕНИЕ II. Хлестаков и почтмейстер (входит, вытянувшись, в мундире, придерживая шпагу) . Почтмейстер. Имею честь представиться: почтмейстер, надворный советник Шпекин. Хлестаков. А, хорошо. Прошу покорнейше садиться... Я знаком с вашим начальником: славный человек. А как в вист отлично играет. С ним никто не может. Он знает вперед, еще вы не пойдете, а он уж вам скажет, с чего вы пойдете. Вы, говорит, с дамы пойдете; и точно. И не то, чтобы как-нибудь были накраплены карты — нет, вы с собою принесете новую колоду... (В сторону.) У этого, мне кажется, у почтмейстера можно занять денег...
Входимость: 1. Размер: 26кб.
Часть текста: собирая съ разныхъ сторонъ справки. Прежде всего онъ написалъ объ этомъ запросъ Александре Осиповне Смирновой, которая должна была разузнать о леченiи у Присница отъ своего брата Аркадiя Осиповича и отъ Ханыкова. Ихъ мненiя были почти противоположны. Сообщая ихъ, Смирнова писала следующее: Петербургъ. 24 марта 1845 года. „Я вамъ посылаю письмо Ханыкова, хотя нахожу его вовсе неудовлетворительнымъ. Но мненiе его резко отделяется отъ мненiя Аркадiя. Пока этотъ лентяй соберется вамъ писать, я выписываю несколько словъ имъ сказанныхъ насчетъ Присница. Самъ же онъ не хочетъ васъ отговаривать отъ этого леченiя, да и противъ самаго леченiя, умеренно сделаннаго, онъ не возстаетъ. Вотъ какъ, во-первыхъ, онъ описываетъ Греффенбергъ. Местечко самое печальное; кругомъ унылыя горы съ ельникомъ; квартиры какъ казематы; кушанье самое подлое; народъ — что̀ ни есть дряни немецкой, французской, англiйской и русской; климатъ хуже петербургскаго. Присницъ — мошенникъ и не видитъ своихъ больныхъ и следуетъ (следитъ?) плохо за успехами леченiя. Если сказать ему, что хуже, то онъ только велитъ прибавить еще лентухъ, или заморозить бригадиршу, или дать сильнее душу. Душа же эта дуетъ съ большой высоты и такъ сильна, что если бы больные не держались за железную опору, то ихъ занесло бы Богъ весть куда. Аркадiю вдругъ онъ велелъ, для согреванiя ногъ бегать босому по сырой траве, приводя въ примеръ крестьянъ, которые всегда такъ ходятъ и не бываютъ больны. Ему же стало еще холоднее после этой прогулки, повторяемой ежедневно. Онъ говоритъ, что тамъ находитъ такое одуренiе на всехъ, что въ леченiи каждый хочетъ определить другого, задавая себе более и более всякихъ душъ, зитцбадовъ и лентуховъ. Часто выходитъ сыпь на теле, и сыпь, производящая ужасный зудъ. Онъ виделъ солдата наполеоновской vieille garde, который, спеленатый въ мокрую простыню, заливался горькими слезами, и когда я съ удивленiемъ...
Входимость: 1. Размер: 25кб.
Часть текста: постели, так что с маленьким гостем мог играть только Ваня, младший брат Гоголя, причем оба усердно угощались клюквой, которой Саша никогда раньше еще не едал. В 1818 году все трое были отданы в Полтавскую гимназию, где пробыли вместе два года. Но тут Ваня захворал и умер; Никоша был взят домой и затем, в августе 1821 года, помещен во вновь открытую в Нежине гимназию высших наук князя Безбородко. Туда же, год спустя, перешел и Данилевский. Здесь дружеские отношения двух однолетков и одноклассников возобновились, и с глазу на глаз они звали друг друга по-прежнему Никошей да Сашей, как называли их дома свои. Естественно, что Данилевского более, чем кого-либо из других гимназистов, должно было интересовать "золотое яичко", которое готовилось Гоголем "имениннику". По живости своего нрава, в противоположность флегматику Гоголю, охотно участвуя не только во всех играх, но и в школьнических проделках товарищей, Данилевский относился более критически к скрытым затеям своего друга, нередко, как сказано, выходившим за пределы невинной шутки, и не раз уже выручал проказника-тихоню от заслуженного наказания. Сегодня он также нашел нужным не упускать его из виду и стал издали наблюдать за ним. Гоголь, очевидно, решился немедля привести свой таинственный план в исполнение. Пройдя в "музей", он открыл там свой шкафчик (у каждого пансионера имелся в "музее" свой собственный шкафчик вышиной в полтора аршина, окрашенный белой краской), достал оттуда два листа рисовальной бумаги и скляночку гуммиарабика, присел к своему столу и стал склеивать листы краями. "Гм, значит, карикатуру опять намалюет", - сообразил Данилевский. Но друг его свернул уже свой двойной лист трубкой и вышел обратно в коридор, а оттуда на лестницу, чтобы подняться на третий этаж, где находились спальни. Войдя в спальню своего - "среднего" - возраста (воспитанники делились на три возраста), он воззвал нараспев: ...

© 2000- NIV