Cлово "ЛИЦО"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЛИЦУ, ЛИЦА, ЛИЦЕ, ЛИЦОМ

Входимость: 47. Размер: 109кб.
Входимость: 44. Размер: 87кб.
Входимость: 43. Размер: 169кб.
Входимость: 42. Размер: 161кб.
Входимость: 42. Размер: 92кб.
Входимость: 41. Размер: 65кб.
Входимость: 40. Размер: 96кб.
Входимость: 39. Размер: 68кб.
Входимость: 36. Размер: 41кб.
Входимость: 35. Размер: 43кб.
Входимость: 35. Размер: 72кб.
Входимость: 35. Размер: 67кб.
Входимость: 34. Размер: 108кб.
Входимость: 33. Размер: 88кб.
Входимость: 33. Размер: 157кб.
Входимость: 33. Размер: 168кб.
Входимость: 33. Размер: 152кб.
Входимость: 32. Размер: 95кб.
Входимость: 31. Размер: 49кб.
Входимость: 31. Размер: 79кб.
Входимость: 31. Размер: 42кб.
Входимость: 31. Размер: 148кб.
Входимость: 30. Размер: 85кб.
Входимость: 29. Размер: 95кб.
Входимость: 27. Размер: 36кб.
Входимость: 27. Размер: 88кб.
Входимость: 27. Размер: 69кб.
Входимость: 27. Размер: 171кб.
Входимость: 26. Размер: 127кб.
Входимость: 26. Размер: 204кб.
Входимость: 26. Размер: 49кб.
Входимость: 25. Размер: 106кб.
Входимость: 25. Размер: 178кб.
Входимость: 24. Размер: 75кб.
Входимость: 24. Размер: 73кб.
Входимость: 24. Размер: 134кб.
Входимость: 24. Размер: 71кб.
Входимость: 23. Размер: 78кб.
Входимость: 23. Размер: 53кб.
Входимость: 23. Размер: 137кб.
Входимость: 22. Размер: 74кб.
Входимость: 22. Размер: 134кб.
Входимость: 22. Размер: 95кб.
Входимость: 22. Размер: 36кб.
Входимость: 22. Размер: 18кб.
Входимость: 21. Размер: 52кб.
Входимость: 21. Размер: 183кб.
Входимость: 21. Размер: 124кб.
Входимость: 20. Размер: 100кб.
Входимость: 20. Размер: 73кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 47. Размер: 109кб.
Часть текста: революции 1825 года занимала промежуточное положение между консервативно-аполитичной массой патриархального дворянства и радикально-настроенными буржуазно-дворянскими кругами. Та же или сходная социально-политическая характеристика применима ко многим литературным деятелям 30-х гг., примыкавшим частью — как и Гоголь — к пушкинскому „Современнику“, частью — к только что основанному „Московскому Наблюдателю“ (Андросов). Взятая в общем виде, характеристика эта применима и к Пушкину (последнего периода жизни); был момент, когда Пушкин и Гоголь идеологически очень близко подошли друг к другу (при всех бесспорных индивидуальных различиях между ними). Факты литературного единомыслия Гоголя с Пушкиным не могут быть успешно объяснены ни при механистическом и вполне произвольном прикреплении каждого из них к противоположным группам дворянства — Пушкина к „великосветской“, Гоголя — к „мелкопоместной“; ни при столь же упрощенном противопоставлении „либерально-дворянского“ Пушкина — „реакционно-дворянскому“ Гоголю (без учета идеологической эволюции Гоголя). Симптоматично, что сам Гоголь поворот свой в сторону серьезного комизма связывал именно с влиянием Пушкина („Но Пушкин заставил меня взглянуть на дело сурьезно“). Однако показания так называемой „Авторской исповеди“, откуда взяты и эти слова, требуют уточнений. Невозможно датировать этот „поворот“ с той элементарной точностью, с какой делает это Гоголь в своих воспоминаниях, вольно или невольно стилизуя факты прошлого. „Мертвые души“ начаты, по совету Пушкина, в 1835 г., но в том же году уже вышли „Арабески“ с петербургскими повестями и „Миргород“ — книги, к которым слова о смехе для развлечения себя никак не...
Входимость: 44. Размер: 87кб.
Часть текста: по домам и церквам которого без церемонии прокатилась красная краска, захватившая часть земли и двух молящихся русских мужиков в рукавицах. Покупателей этих произведений обыкновенно немного, но зато зрителей куча. Какой-нибудь забулдыга лакей уже, верно, зевает перед ними, держа в руке судки с обедом из трактира для своего барина, который, без сомнения, будет хлебать суп не слишком горячий. Перед ними, верно, уже стоит солдат, этот кавалер толкучего рынка, продающий два перочинные ножика; торговка из Охты с коробкою, наполненною башмаками. Всякой восхищается по-своему: мужики обыкновенно тыкают пальцами; кавалеры рассматривают сурьезно; лакеи-мальчишки и мальчишки-мастеровые смеются и дразнят друг друга нарисованными карикатурами; старые лакеи в фризовых шинелях смотрят потому только, чтобы где-нибудь позевать; а торговки, молодые русские бабы, спешат по инстинкту, чтобы послушать, о чём калякает народ и посмотреть, на что он смотрит. В это время невольно остановился перед лавкою проходивший мимо молодой художник Чертков. Старая шинель и нещёгольское платье показывали в нем того человека, который с самоотвержением предан был своему труду и не имел времени заботиться о своем наряде, всегда имеющем таинственную привлекательность для молодежи. Он остановился перед лавкою и сперва внутренно смеялся над этими уродливыми картинами; наконец, невольно овладело им размышление: он стал думать о том, кому бы нужны были эти произведения. Что русской народ заглядывается на Ерусланов Лазаричей , на объедал и обпивал , на Фому и Ерему — это ему не казалось удивительным: изображенные предметы были очень доступны и понятны народу; но где...
Входимость: 43. Размер: 169кб.
Часть текста: редакции: «Препровождая к вам эти отрывки, — пишет неизвестная особа, от которой получили мы предложенные здесь четыре повести , — ... я должен сказать вам, М. Г., что все они произведения одного юного литератора, который подает о себе великие и необыкновенные надежды. Скромность заставляет его скрывать покамест свое имя, хотя многие из его сочинений, анонимные и псевдонимные, уже восхищали читателей в журналах и альманахах. Кажется, что прилагаемые при этом отрывки подтвердят наши слова о таланте его, таланте, повторяю, необыкновенном ... Слог автора — огонь, и какое притом знание языка, особливо там, где автор презирает ничтожные законы школьной грамматики и ферульной логики!» Далее «неизвестная особа» будто бы предлагает редакции «Сына отечества» новые «отрывки из четырех повестей юного автора»: в восточном, русско-гуморическом, испанско-итальянском и философически-гофмановском роде. И вслед за тем — в форме мотивировки страсти юного таланта к отрывкам («Вы спросите, почему наш автор пишет только отрывки?») — дается недвусмысленно-ироническая характеристика «всей современной русской словесности»: «она вся составлена из отрывков, но это отрывки гениальные и объемлющие собою более, нежели целое прежних схоластических и классических времен». «Это взрывы Везувия, это идеи, оправленные в слово, как обломки алмазов, как дикие звуки Бетховена, как цветные нити лучей солнца». Так, иронически оправдав юного литератора «условиями своего века», «неизвестная особа» уже не стесняется в его характеристике перейти к обнаженно-пародическому тону. Указавши на то, что «с талантом писателя соединяет он еще глубину мыслителя и ум критика, в роде Лессинга, по крайней мере », она свое письмо заканчивает...
Входимость: 42. Размер: 161кб.
Часть текста: древнего мудреца Меродах-Валадана» («Сын отечества», 1842, № 2, стр. 100—102) является непосредственным отголоском ссылок на этого мудреца в шутливом вступлении к «критике», написанном «от редакции» («Сын отечества», 1842, ч. I, № 1, стр. 11)103. Но все колебания исчезнут, если сравнить принадлежащие Маркизу Глаголю басни, например в № 2 «Сына отечества» за 1842 г. — «Волынка и трещетка», в № 8 за тот же год — «Лягушка-птица», — с баснями того же заглавия в книге «Басни Константина Масальского (СПб., 1851; стр. 56, 83). Итак, устанавливается с точностью бессомненной, что Маркиз Глаголь — К. П. Масальский. К тому же выводу можно прийти и прямым путем, если установить, что незначительной переделкой «Повести о том, как господа Петушков, Цыпленкин и Тетерькин сочиняли повесть» является «Рассказ о том, как три неузнанные гения сочиняли натуральную повесть». А этот рассказ напечатан в серии «Пять повестей и других сочинений Константина Масальского», приложенных к № 11 «Сына отечества» за 1848 год104. Несмотря на то что за те пять лет, которые отделяют второе издание этой повести от первого, произошли существенные изменения в поэтике «натуральной» школы, отличия в изданиях несущественны. Текст пародии не претерпел никаких исправлений, за одним исключением: ослаблен бранный лексикон. В общих принципиальных положениях...
Входимость: 42. Размер: 92кб.
Часть текста: при свете смеха исследует природу этой мистической сущности; как человек -- оружием смеха борется с этим реальным существом: смех Гоголя -- борьба человека с чертом. Бог есть бесконечное, конец и начало сущего; черт -- отрицание Бога, а следовательно, и отрицание бесконечного, отрицание всякого конца и начала; черт есть начатое и неоконченное, которое выдает себя за безначальное и бесконечное; черт -- нуменальная середина сущего, отрицание всех глубин и вершин -- вечная плоскость, вечная пошлость. Единственный предмет гоголевского творчества и есть черт именно в этом смысле, то есть как явление "бессмертной пошлости людской", созерцаемое за всеми условиями местными и временными -- историческими, народными, государственными, общественными, -- явление безусловного, вечного и всемирного зла, пошлость sub specie aeterni ("под видом вечности"). "Обо мне много толковали, разбирая кое-какие мои стороны, но главного существа моего не определили. Его слышал один только Пушкин. Он мне говорил всегда, что еще ни у одного писателя не было этого дара выставлять так ярко пошлость жизни, уметь очертить в такой силе пошлость пошлого человека, чтобы вся та мелочь, которая ускользает от глаз, мелькнула бы крупно в глаза всем. Вот мое главное свойство, одному мне принадлежащее и которого точно нет у других писателей" ("Из переписки с друзьями", XVIII, 3). Зло видимо всем в великих нарушениям нравственного закона, в редких и необычайных злодействах, в потрясающих развязках...

© 2000- NIV