Cлово "ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ХУДОЖЕСТВЕННЫХ, ХУДОЖЕСТВЕННОЕ, ХУДОЖЕСТВЕННОГО, ХУДОЖЕСТВЕННОЙ

Входимость: 75. Размер: 136кб.
Входимость: 67. Размер: 176кб.
Входимость: 64. Размер: 132кб.
Входимость: 57. Размер: 75кб.
Входимость: 45. Размер: 169кб.
Входимость: 40. Размер: 78кб.
Входимость: 38. Размер: 93кб.
Входимость: 36. Размер: 164кб.
Входимость: 34. Размер: 152кб.
Входимость: 32. Размер: 70кб.
Входимость: 32. Размер: 61кб.
Входимость: 32. Размер: 165кб.
Входимость: 28. Размер: 48кб.
Входимость: 28. Размер: 75кб.
Входимость: 28. Размер: 61кб.
Входимость: 27. Размер: 69кб.
Входимость: 27. Размер: 103кб.
Входимость: 26. Размер: 30кб.
Входимость: 26. Размер: 59кб.
Входимость: 26. Размер: 178кб.
Входимость: 25. Размер: 67кб.
Входимость: 25. Размер: 32кб.
Входимость: 25. Размер: 68кб.
Входимость: 24. Размер: 38кб.
Входимость: 23. Размер: 153кб.
Входимость: 22. Размер: 57кб.
Входимость: 21. Размер: 54кб.
Входимость: 20. Размер: 204кб.
Входимость: 20. Размер: 67кб.
Входимость: 20. Размер: 34кб.
Входимость: 20. Размер: 27кб.
Входимость: 19. Размер: 109кб.
Входимость: 19. Размер: 47кб.
Входимость: 19. Размер: 95кб.
Входимость: 17. Размер: 47кб.
Входимость: 17. Размер: 17кб.
Входимость: 17. Размер: 171кб.
Входимость: 16. Размер: 82кб.
Входимость: 16. Размер: 37кб.
Входимость: 16. Размер: 130кб.
Входимость: 16. Размер: 49кб.
Входимость: 15. Размер: 27кб.
Входимость: 15. Размер: 23кб.
Входимость: 15. Размер: 134кб.
Входимость: 14. Размер: 68кб.
Входимость: 14. Размер: 53кб.
Входимость: 14. Размер: 18кб.
Входимость: 14. Размер: 128кб.
Входимость: 14. Размер: 22кб.
Входимость: 14. Размер: 124кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 75. Размер: 136кб.
Часть текста: литературы. Избранные труды Гоголь и натуральная школа ГОГОЛЬ И «НАТУРАЛЬНАЯ» ШКОЛА I Гоголь как художник слова — это тема историко-литературного исследования, которое почти даже не начато. В нее, как в большой спутанный клубок, вплелось множество побочных проблем. Некоторые из них уходят далеко за пределы творчества Гоголя, имея общий теоретико-литературный интерес. Прикрепление этих принципиальных вопросов историко-литературного построения (например, о взимоотношении романтического и реалистического стилей, о сущности реализма в русской литературе и т. п.) к изучению Гоголя произошло давно, еще в 40—50-х гг. XIX в. (Белинский, Чернышевский). Это невыгодно отразилось на исследовании гоголевской поэтики: неопределенные терминологические клейма облепили гоголевский стиль и заслоняли мозаическую сложность его структуры. Лишь робко, как второстепенная линия подхода к художеству Гоголя, с начала текущего века намечается путь непосредственного изучения гоголевской поэтики и стилистики. От книги проф. Мандельштама о характере гоголевского стиля легко окинуть беглым взором расчищенные этапы этого пути по трем направлениям: стиля, композиции и сюжетологии. Труд проф. Мандельштама ценен выборкой материала и освещением отдельных вопросов (о роли иностранных речений в стиле Гоголя, о тенденциях языковых переработок, о повторяющихся стилистических формулах и т. п.). Вместе с тем он помогает осознать некоторое стилистическое ядро, которое неизменно присутствует у Гоголя в стилевых построениях как речей персонажей его произведений, так и «сказов» подставных повествователей. Это своеобразный конгломерат стилистических тенденций, по которому узнаются выборки из сочинений Гоголя, чью бы речь они ни воспроизводили — рассказчика или его героев. В исследовании форм гоголевского творчества вопрос об этой субстанциональной общности...
Входимость: 67. Размер: 176кб.
Часть текста: но нет нужды в исследовании традиций: произвести синтез вневременный и сверхличный оно стремится. Но зато в нем заложена коренная антиномия: возвышение над временными ценностями, предполагающее в исследователе отрешение от эстетических симпатий момента, безболезненнее достигается при обращении к таким объектам художественного творчества, которые уже получили санкцию своих притязаний на «вечность» от истории и удалились от хаотической суеты повседневности. И то не всегда: для многих лишь в лучах современности оживает ощущение художественных произведений прошлого. Сквозь призмы мнимых воскресителей угасших литературных традиций созерцаются ими древние лики. Происходит искажение эстетического объекта: синтез его совершается не актом интуиции имманентных ему норм, воплощение которых составляло предел художественных замыслов творца, а путем реализации в его искривленно-преломленной тени посторонних эстетических тенденций. Вот почему функционально-имманентная точка зрения требует оправдания и завершения своего в аспекте ретроспективно-проекционном. Здесь вырисовывается построение художественного произведения на фоне хронологически смежных, однородных литературных структур как осуществление нового синтеза данных в них форм и, следовательно, их преобразование или как акт разрушения господствовавших стилей посредством возрождения и творческого обновления форм угасших. Ясно, как ценны коррективы этого метода литературных изучений. Ведь понять художественное произведение как акт становления новых форм, которые являются преодолением и преображением дотоле бывших, а также источником развития будущих, — значит: указать вершину индивидуально-творческих взлетов художника и в то же время подойти к разгадке его...
Входимость: 64. Размер: 132кб.
Часть текста: континуума. Наивное читательское восприятие стремится отождествить его с локальной отнесенностью эпизодов к реальному пространству (например, географическому). Однако существование особого художественного пространства, совсем не сводимого к простому воспроизведению тех или иных локальных характеристик реального ландшафта, становится очевидным, лишь только мы сравним воплощение одного и того же сюжета средствами разных искусств. Переключение в другой жанр изменяет «площадку» художественного пространства. В «Театральном романе» М. А. Булгакова блестяще показано превращение романа в пьесу именно как переключение действия из пространства, границы которого не маркированы, в ограниченное пространство сцены. «... Книжку романа мне пришлось извлечь из ящика. Тут мне начало казаться по вечерам, что из белой страницы выступает что-то цветное. Присматриваясь, щурясь, я убедился в том, что это картинка. Иболее того, что картинка эта не плоская, а трехмерная. Как бы коробочка, и в ней сквозь строчки видно: горит свет и движутся в ней те самые фигурки, что описаны в романе. Ах, какая это была увлекательная игра, и не раз я жалел, что кошки уже нет на свете и ...
Входимость: 57. Размер: 75кб.
Часть текста: «Высшее образование, — писал он в автобиографии, датированной 25 октября 1924 г., — получил в Историко-филологическом и Археологическом институтах. Конференцией Историко-филологического института был оставлен в нем для подготовки к профессорскому званию по кафедре истории русского языка и народной словесности с 1918 г., но через год, по предложению А. А. Шахматова и Н. М. Каринского, был выбран на ту же должность при Петроградском университете. Советом Археологического института удостоен золотой медали за сочинение «Об языке и орфографии «Жития Саввы» по пергаменной рукописи XIII в.»1 и вслед по окончании этого института единогласно избран ассистентом по кафедре славяно-русской палеографии. С 1919 г. состоял преподавателем I (бывш. Женского) педагогического института по истории русского языка и по методике его преподавания. В 1920 г. выбран профессором Археологического института по кафедре истории русского языка. С 1921 г. состою преподавателем Петроградского (ныне Ленинградского) государственного университета»2. Но главная научная деятельность Виноградова 1920-х годов была связана с Разрядом словесных искусств Государственного института истории искусств в Петрограде, где он состоял сначала (с осени 1921 г.) научным сотрудником 1-го разряда3, затем был избран (8 марта 1924 г.) действительным членом4, а с осени 1925 г. и до 1929 г. был председателем Секции художественной речи института5. Отдел (первоначально — факультет, затем — разряд) словесных искусств Государственного (ранее...
Входимость: 45. Размер: 169кб.
Часть текста: особы»: «Посмотрите — какая сила в истории Поля, какая наблюдательность в рассказе о Зинаиде, какая заманчивость в третьем отрывке и какая милая шутливость, какой гумор в истории Сучковатого !.. » «Отрывки» — анонимны. У них есть «послесловие» редакции: «Препровождая к вам эти отрывки, — пишет неизвестная особа, от которой получили мы предложенные здесь четыре повести , — ... я должен сказать вам, М. Г., что все они произведения одного юного литератора, который подает о себе великие и необыкновенные надежды. Скромность заставляет его скрывать покамест свое имя, хотя многие из его сочинений, анонимные и псевдонимные, уже восхищали читателей в журналах и альманахах. Кажется, что прилагаемые при этом отрывки подтвердят наши слова о таланте его, таланте, повторяю, необыкновенном ... Слог автора — огонь, и какое притом знание языка, особливо там, где автор презирает ничтожные законы школьной грамматики и ферульной логики!» Далее «неизвестная особа» будто бы предлагает редакции «Сына отечества» новые «отрывки из четырех повестей юного автора»: в восточном, русско-гуморическом, испанско-итальянском и философически-гофмановском роде. И вслед за тем — в форме мотивировки страсти юного таланта к отрывкам («Вы спросите, почему наш автор пишет только отрывки?») — дается недвусмысленно-ироническая характеристика «всей современной русской словесности»: «она вся составлена из отрывков, но это отрывки гениальные и объемлющие собою более, нежели целое прежних схоластических и классических времен». «Это взрывы Везувия, это идеи, оправленные в слово, как обломки алмазов, как дикие звуки Бетховена, как цветные нити лучей солнца». Так, иронически оправдав юного литератора «условиями своего века», «неизвестная особа» уже не стесняется в ...

© 2000- NIV