Cлово "ОБРАЗ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОБРАЗЫ, ОБРАЗОМ, ОБРАЗОВ, ОБРАЗА

Входимость: 97. Размер: 95кб.
Входимость: 81. Размер: 164кб.
Входимость: 74. Размер: 75кб.
Входимость: 70. Размер: 74кб.
Входимость: 67. Размер: 102кб.
Входимость: 66. Размер: 102кб.
Входимость: 65. Размер: 165кб.
Входимость: 57. Размер: 124кб.
Входимость: 57. Размер: 109кб.
Входимость: 55. Размер: 204кб.
Входимость: 53. Размер: 136кб.
Входимость: 53. Размер: 176кб.
Входимость: 50. Размер: 75кб.
Входимость: 47. Размер: 169кб.
Входимость: 46. Размер: 34кб.
Входимость: 44. Размер: 77кб.
Входимость: 44. Размер: 126кб.
Входимость: 44. Размер: 85кб.
Входимость: 43. Размер: 47кб.
Входимость: 42. Размер: 178кб.
Входимость: 41. Размер: 171кб.
Входимость: 41. Размер: 153кб.
Входимость: 37. Размер: 51кб.
Входимость: 37. Размер: 161кб.
Входимость: 37. Размер: 125кб.
Входимость: 36. Размер: 152кб.
Входимость: 33. Размер: 91кб.
Входимость: 32. Размер: 59кб.
Входимость: 32. Размер: 51кб.
Входимость: 31. Размер: 54кб.
Входимость: 31. Размер: 134кб.
Входимость: 31. Размер: 132кб.
Входимость: 29. Размер: 48кб.
Входимость: 29. Размер: 75кб.
Входимость: 29. Размер: 168кб.
Входимость: 29. Размер: 53кб.
Входимость: 28. Размер: 61кб.
Входимость: 28. Размер: 53кб.
Входимость: 27. Размер: 102кб.
Входимость: 27. Размер: 27кб.
Входимость: 27. Размер: 18кб.
Входимость: 27. Размер: 93кб.
Входимость: 27. Размер: 128кб.
Входимость: 26. Размер: 26кб.
Входимость: 25. Размер: 95кб.
Входимость: 25. Размер: 37кб.
Входимость: 25. Размер: 106кб.
Входимость: 25. Размер: 77кб.
Входимость: 25. Размер: 27кб.
Входимость: 25. Размер: 90кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 97. Размер: 95кб.
Часть текста: то даже не литературовед начинает испытывать волнение, безусловно литературоведческого порядка — уж очень многозначительны эти литературные встречи. Писательские образы слетаются в ленинский текст со всех концов мировой литературы — вы встретите тут образы, сотворенные Щедриным и Мольером, Гоголем и Гете, Гончаровым и Гейне, Некрасовым и Сервантесом. Гоголевский, щедринский или мольеровский образ живет в тексте Ленина своей особой жизнью. Он хорошо и быстро узнается как давно известный мольеровский Тартюф или бесспорный старый знакомый — Манилов или Собакевич. Но, сохраняя старые черты, хорошо знакомые еще со школьной скамьи, он всё же глубоко новый , он совсем другой и наполнен иным содержанием. И нов не только он — нова и окружающая его атмосфера, нова его социальная позиция как образа. Если он встретится вновь в другом ленинском контексте, в другой статье Ленина, возникшей в иные годы — он будет еще раз другой, во второй раз и в новом смысле — новый. Новая жизнь художественного образа в тексте Ленина, смысл и законы этой жизни и социально новое содержание образа — вот основная и наиболее интересная задача в изучении темы о писательских образах в текстах Ленина. Эта задача тесно связана с огромной проблемой освоения культурного наследства (пример Ленина показывает, как именно надо воспринимать наследство классиков), и расшифровывает положение: „хранить наследство — не значит ограничиваться наследством“. * Гоголь — один из очень часто цитируемых Лениным писателей. Первенство в этом отношении, правда, принадлежит не ему, а Щедрину. Но на...
Входимость: 81. Размер: 164кб.
Часть текста: сказать, синкретического характера, столь же художественное, сколь и историческое. Мы помним, что изучение прошлого русского народа – от самых его истоков – было предметом научных занятий писателя в период, предшествовавший работе над поэмой. Многочисленные выписки из летописей, византийских хроник и других источников, говорящих о жизни славян и русских в древнейший период их существования, которые сохранились в гоголевских бумагах, относятся к 1834–1835 гг. Работа над «Мертвыми душами» была для писателя естественным продолжением этих штудий, только теперь ее результаты отливались у него в живую поэтическую форму, близкую к той, которую он набросал в качестве примера для идеального историка в статье «Шлецер, Миллер и Гердер». Художественный принцип, который позволил Гоголю действительно показать «всю Русь» в сравнительно небольшой по объему его поэме, кажется, теснее связан с методом близкой писателю исторической школы, чем с какими-либо чисто беллетристическими традициями. В упомянутой статье 1834 г. «Шлецер, Миллер и Гердер» читаем о последнем:...
Входимость: 74. Размер: 75кб.
Часть текста: но и к значительности его содержания: Пушкин требовал от Гоголя русского эпоса, равноценного Дон-Кихоту. Так воспринял этот совет и Гоголь («На этот раз я сам уже задумался сурьезно»). Самый сюжет о спекуляции мертвыми душами (подсказанный крепостнической действительностью) был «отдан» Гоголю Пушкиным как сюжет, дающий «полную свободу изъездить вместе с героем всю Россию и вывести множество самых разнообразных характеров» (VIII, 440). Гоголь продолжает: «Я начал было писать, не определивши себе обстоятельного плана, не давши себе отчета, что такое именно должен быть сам герой. Я думал просто, что смешной проект, исполнением которого занят Чичиков, наведет меня сам на разнообразные лица и характеры и что родившаяся во мне самом охота смеяться создаст сама собою множество смешных явлений, которые я намерен был перемешать с трогательными» (VIII, 440). Этот замысел может относиться только к самому раннему этапу работы. След его остался в письме Гоголя к Пушкину от 7 октября 1835 г. — еще до написания «Ревизора»: «Начал писать Мертвых душ. Сюжет растянулся на предлинный роман и, кажется, будет сильно смешон. Но теперь остановил его на третьей главе. Ищу хорошего ябедника, с которым бы можно коротко сойтиться. Мне хочется в этом романе показать хотя с одного боку всю Русь» (X, 375). Ни размеры, ни план, ни объем содержания, ни общая тональность произведения, как видно, в 1835 г. еще не были вполне ясны самому автору. Замысел раскрывался постепенно. В письме к Пушкину речь идет лишь о «смешном сюжете», но в «Авторской исповеди» Гоголь так продолжал свои воспоминания: «После Ревизора я...
Входимость: 70. Размер: 74кб.
Часть текста: Это – мир зла. Но в «Мертвых душах» есть вовсе не только господа. Правда, значительно меньше, но все же вполне необходимое место занимают в поэме и подданные этих господ, работающий русский народ. «Душами» этого народа торгуют дворянские персонажи поэмы. Без мысли о народе книга Гоголя не существует. Эта мысль о народе пронизывает книгу насквозь, от начала до конца, буквально от первой страницы до последней. При этом оценка народа в принципе отлична от оценки господ. Если господа оценены однозначно – отрицательно, то образы народа даны в двух оценочных планах, образующих острое противоречие тени и света. С одной стороны, мы видим юмор Гоголя в картинках, рисующих мужичков-недотеп, как бы предков щедринских глуповцев, гужеедов и рукосуев. С другой стороны, крестьянская Русь освещена светом гоголевского сочувствия. Уже на первой странице перед нами появляются «два русские мужика, стоящие у дверей кабака»; они ведут в высшей степени комически-нелепый пьяный разговор насчет крепости колеса чичиковской брички. Так и звучит в этом разговоре беспросветная тоска «идиотизма деревенской жизни». В дальнейшем эта тема «идиотизма» рабства, забитого, бесправного и безнадежного существования не раз всплывает в поэме; воплощена эта тема и в Петрушке с его странным способом читать книги и со всеми чертами его унылого облика, а отчасти и в Селифане, в его привычном терпении, его беседах с лошадьми (с кем ему поговорить, как не с конями!), его рассуждениями насчет достоинства его барина и насчет того, что и посечь человека не вредно. Все эти черты Селифана привели в восторг Шевырева, как известно, усмотревшего в чичиковском кучере идеал русского человека. Но чтобы умиляться Селифаном, надо было быть таким отупевшим реакционером, каким был в 1842 году Шевырев....
Входимость: 67. Размер: 102кб.
Часть текста: предсказали пути Гоголя, Лермонтова, Толстого, Достоевского, Чехова, но и во многом остались и остаются так и не превзойденными шедеврами. Необычайная насыщенность мыслью, лаконичность произведений при поражающей глубине смысла делают творчество Пушкина этих лет совершенно уникальным явлением мировой литературы. На пушкинских торжествах 1880 г. в «Застольном слове о Пушкине» А. Н. Островский отметил, что читатель Пушкина умнеет, даже если сам не может заметить «свое умственное обогащение». Глубокая мысль Островского связана с тем, что Пушкин дает читателю не только плоды своих размышлений, но и учит самостоятельно думать: «Пушкиным восхищались и умнели, восхищаются и умнеют». Пушкин дает не конечную, застывшую, а живую, динамическую мысль. В этом, как мы постараемся показать, одна из типологических особенностей его позднего творчества. Изучение творчества последних лет затруднено тем, что многие замыслы остались незавершенными. Нам придется прибегать...

© 2000- NIV