Cлово "НОС"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НОСУ, НОСА, НОСЕ, НОСОМ

Входимость: 555. Размер: 152кб.
Входимость: 102. Размер: 49кб.
Входимость: 99. Размер: 75кб.
Входимость: 72. Размер: 37кб.
Входимость: 46. Размер: 25кб.
Входимость: 35. Размер: 18кб.
Входимость: 32. Размер: 41кб.
Входимость: 30. Размер: 161кб.
Входимость: 30. Размер: 7кб.
Входимость: 29. Размер: 156кб.
Входимость: 27. Размер: 125кб.
Входимость: 26. Размер: 38кб.
Входимость: 25. Размер: 39кб.
Входимость: 25. Размер: 37кб.
Входимость: 25. Размер: 26кб.
Входимость: 24. Размер: 169кб.
Входимость: 21. Размер: 64кб.
Входимость: 20. Размер: 77кб.
Входимость: 20. Размер: 171кб.
Входимость: 18. Размер: 33кб.
Входимость: 18. Размер: 36кб.
Входимость: 17. Размер: 120кб.
Входимость: 17. Размер: 72кб.
Входимость: 16. Размер: 16кб.
Входимость: 16. Размер: 34кб.
Входимость: 15. Размер: 70кб.
Входимость: 15. Размер: 67кб.
Входимость: 13. Размер: 136кб.
Входимость: 13. Размер: 168кб.
Входимость: 13. Размер: 69кб.
Входимость: 13. Размер: 30кб.
Входимость: 12. Размер: 51кб.
Входимость: 12. Размер: 71кб.
Входимость: 11. Размер: 56кб.
Входимость: 11. Размер: 20кб.
Входимость: 11. Размер: 132кб.
Входимость: 11. Размер: 67кб.
Входимость: 11. Размер: 34кб.
Входимость: 11. Размер: 53кб.
Входимость: 10. Размер: 45кб.
Входимость: 10. Размер: 44кб.
Входимость: 10. Размер: 52кб.
Входимость: 10. Размер: 58кб.
Входимость: 10. Размер: 61кб.
Входимость: 9. Размер: 41кб.
Входимость: 9. Размер: 43кб.
Входимость: 9. Размер: 52кб.
Входимость: 9. Размер: 45кб.
Входимость: 9. Размер: 21кб.
Входимость: 9. Размер: 15кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 555. Размер: 152кб.
Часть текста: воспроизведение окружающей пошлости, — происхождение анекдота о носе, послужившего поводом для разработки комических приемов, оставалось загадочным. Между тем утверждение, что «композиция у Гоголя не определяется сюжетом — сюжет у него всегда бедный, скорее — нет никакого сюжета» ( Эйхенбаум . Как сделана «Шинель» Гоголя), — можно применить и к повести «Нос». В ее основу положен ходячий анекдот, объединивший те обывательские толки и каламбуры о носе, о его исчезновении и появлении, которые у литературно образованных людей начала XIX столетия осложнялись еще реминисценциями из области художественного творчества. Ведь даже в 50-х годах Н. Чернышевскому новелла Гоголя «Нос» представлялась «пересказом общеизвестного анекдота»1. А литературная атмосфера 20—30-х годов была насыщена «носологией». I Отдел «носологии» в журналах и газетах первой четверти прошлого века открывается переводом на русский язык замечательного романа Стерна «Жизнь и мнения Тристрама Шанди», выходившим в шести частях с 1804 по 1807 г. Этот роман вызвал в русской литературе многочисленные подражания, например роман Якова Санглена «Жизнь и мнения нового Тристрама» (М., 1825), и укрепил в ней ряд комических приемов. «Тристрам...
Входимость: 102. Размер: 49кб.
Часть текста: очень не любила таких прихотей.) "Пусть дурак ест хлеб; мне же лучше, подумала про себя супруга, - останется кофию лишняя порция". И бросила один хлеб на стол. Иван Яковлевич для приличия надел сверх рубашки фрак и, усевшись перед столом, насыпал соль, приготовил две головки луку, взял в руки нож и, сделавши значительную мину, принялся резать хлеб. Разрезавши хлеб на две половины, он поглядел в середину и, к удивлению своему, увидел что-то белевшееся. Иван Яковлевич ковырнул осторожно ножом и пощупал пальцем. "Плотное! - сказал он сам про себя, - что бы это такое было?" Он засунул пальцы и вытащил - нос!.. Иван Яковлевич и руки опустил; стал протирать глаза и щупать: нос, точно нос! и еще казалось, как будто чей-то знакомый, Ужас изобразился в лице Ивана Яковлевича. Но этот ужас был ничто против негодования, которое овладело его супругою. - Где это ты, зверь, отрезал нос? - закричала она с гневом. Мошенник! пьяница! Я сама на тебя донесу полиции. Разбойник какой! Вот уж я от трех человек слышала, что ты во время бритья так теребишь за носы, что еле держатся. Но Иван Яковлевич был ни жив ни мертв. Он узнал, что этот нос был не чей другой, как коллежского асессора Ковалева, которого он брил каждую середу и воскресенье. - Стой, Прасковья Осиповна! Я положу его, завернувши в тряпку, в уголок: пусть там маленечко полежит, а после его вынесу. - И слушать не хочу! Чтобы я позволила у себя в комнате лежать отрезанному носу?.. Сухарь поджаристый! Знай умеет только бритвой возить по ремню, а долга своего скоро совсем не в состоянии будет исполнять,...
Входимость: 99. Размер: 75кб.
Часть текста: несмотря на неравное отношение их к прямой фантастике. Явно и недвусмысленно фантастичны «Портрет», «Нос», да и «Шинель» с ее концовкой о привидении Акакия Акакиевича, срывающем шинели (этот фантастический мотив едва ли не лежал в самой основе замысла Гоголя: самый первый черновой набросок повести назывался «Повесть о чиновнике, крадущем шинели», то есть именно фантастическую тему выдвигал как определяющую). Но и остальные две повести, «Невский проспект» и «Записки сумасшедшего», не лишены налета своеобразной фантастики, некоего бреда, где запросто происходят вещи, как будто бы совершенно необыкновенные; при этом бред и фантастика этих повестей – совсем того же характера, колорита и смысла, что и в других, в открытую «нереальных». В самом деле, всмотримся в изображение города в «Невском проспекте», и мы увидим странные гиперболы и изломы: «мириады карет валятся с мостов» – мириады , да еще валятся ; или: «Тротуар несся под ним, кареты со скачущими лошадьми казались недвижимы, мост растягивался и ломался на своей арке, дом стоял крышею вниз, будка валилась к нему навстречу…» и т. д.; и совсем невероятные утверждения вроде того, что в этом городе только служащие в иностранной коллегии носят черные бакенбарды, другие же все должны, к величайшей неприятности своей, носить рыжие, что уже совсем фантастично, не менее, чем нос, гуляющий по улицам того же самого города. К тому же, повесть пронизана бредом Пискарева, его болезненными видениями, снами, и без опиума и с опиумом. Да и без снов вся история художника Пискарева дана в тонах нереального видения, – например: «Нет, это уже не мечта! боже, сколько счастия в один миг! такая чудесная жизнь в двух минутах! Но не во сне ...
Входимость: 72. Размер: 37кб.
Часть текста: Иван Федорович переломил хлеб и какое же было его изумление, когда он увидел сидящий там нос. Нос мужской, довольно крепкой и толстый... Изумление его решительно превзошло всякие границы, когда он узнал, что это был нос коллежского асессора Ковалева, — тот нос, который теребил во время бритья и упирался большим пальцем. Он не мог ошибиться: нос был полноват, с едва заметными тонкими и самыми нежными жилками, потому что коллежский асессор любил после обеда выпить рюмку хорошего вина. II. ПЕРВАЯ ПОЛНАЯ РЕДАКЦИЯ. Сего февраля 23 числа случилось в Петербурге необыкновенно-странное происшествие: цирюльник Иван Федорович, живущий на Вознесенском проспекте (фамилия его утрачена и даже на вывеске его, где изображен господин с намыленною щекою с надписью: „и кровь отворяют“ не выставлено никакой фамилии). Цирюльник Иван Федорович проснулся довольно рано и услышал запах горячего хлеба. Приподнявшись немного на кровате, он увидел, что супруга его, довольно почтенная дама, очень любившая пить кофий, вынимала из печи только что выпеченные хлебы. „Сегодня я, Парасковья Осиповна, не буду пить кофию“, сказал Иван Федорович, „а вместо того хочется мне съесть горячего хлебца с луком“. То-есть Иван Федорович хотел бы и того и другого, но знал, что двух вещей совершенно невозможно требовать, ибо Парасковья Осиповна очень не любила таких прихотей. „Пусть дурак ест хлеб, мне же лучше“, подумала про себя супруга. „Останется кофию лишняя порция“, и бросила один хлеб на стол. Иван Федорович для приличия надел сверх рубашки фрак и, усевшись перед столом, насыпал соль, приготовил две головки луку и...
Входимость: 46. Размер: 25кб.
Часть текста: лишь позыв показать в драме «беспечность забубенных веков» (Набр. 1839 года); с «беспечности» начались «Веч», когда Гоголь настраивал себя под звуки бандуры; и он еще силится (речь об исторической драме) под звуки их сюжет «облечь ... в месячную ... ночь и ... серебряное сияние»; «облить ее сверкающим потоком солнечных лучей; и да исполнится она вся нестерпимого блеска» (Набр. 1839 года); из «божественной ночи» ведь некогда встал «ослепительный день» («как роскошен ... день в Малороссии»); в «СП» в самом дне — ужас ночи; и — не божественной: «Если бы ночь ... бешеная, ... с ... адом ... настигла меня одного ... я бы не так испугался ее, как этой ужасной тишины среди безоблачного дня» (СП); « все , что ни есть » переживается теперь паническим ужасом — по Тютчеву: «все во мне, и я во всем»; и Гоголь жалуется: «Отдайте ... юность мою! О, невозвратимо все , что ни есть на свете »! (Набр. 1839 года). Или: «У, какой гром ... » Но это не «вдохновенная, небесно ухающая, чудесная ночь» (Набр). Нет звуков музыки; чтобы вызвать ее, «для этого надо стать лучше» (Исп); и он вспоминает прошлое: «Первые мои опыты ... были ... в лирическом и серьезном роде»; не думалось, «что ... придется быть писателем сатирическим»; позднее: «я увидел, что ... смеюсь ... сам не зная зачем. Если смеяться, так ... над тем ... , что ... достойно осмеяния» (Исп). Так вспоминает Гоголь свой переход к позднейшей фазе. Но фазы творчества Гоголя оригинально совпадают с фазами сложения вообще сюжета, сперва данного в напеве, потом в образе, и наконец в рефлексии. Образ второй фазы подан гиперболой осмеяния того, что в Гоголе некогда жило гиперболой воспевания; но сознания нет, что...

© 2000- NIV