Великие депрессии. Гоголь

Н. В. Гоголь всю жизнь страдал маниакально-депрессивным психозом. В состоянии мании у великого писателя было много энергии, сил, творческих идей, которые он воплощал в своих ярких произведениях. Но проходило время и маятник качался в другую сторону - наступала черная полоса. В то время врачи не смогли поставить верный диагноз, а уж тем более назначить правильное лечение. Медики лечили Гоголя обертыванием в мокрую простыню, а духовный наставник - чрезвычайно строгим постом. Но данные методы не способны были облегчить душевные страдания больного.

Свой первый приступ Гоголь пережил в Риме в 1840 году, когда Гоголю был 31 год. Свое состояние он описывает так: "Солнце, небо - все мне неприятно. Моя бедная душа: ей здесь нет приюта. Я теперь больше гожусь для монастыря, чем для жизни светской". Проходит какое то время и состояние его меняется на противоположное, что ясно видно по строчкам из его писем в 1841 году: "Да, друг мой, я глубоко счастлив, я знаю и слышу дивные минуты, создание чудное творится и совершается в душе моей"; "Труд мой велик, мой подвиг - спасителен"; "О, верь словам моим. Властью высшей облечено отныне мое слово".

В 1842 году во время нового приступа депрессии, в одном из писем он пишет : "Мною овладела моя обыкновенная (уже обыкновенная) периодическая болезнь, во время которой я остаюсь почти в недвижном состоянии в комнате иногда на протяжении 2-3 недель. Голова моя одеревенела. Разорваны последние узы, связывающие меня со светом. Нет выше звания монаха".

В 1846 году состояние его настолько тяжелое, что повеситься или утопиться кажется единственным выходом, как бы похожим на лекарство. Со временем приступы учащаются и становятся тяжелее - в письме к Жуковскому он пишет: "Что это со мной? Старость или временное оцепенение сил? Или в самом деле 42 года для меня старость? От чего, зачем на меня напало такое оцепенение - этого я не могу понять. Если бы вы знали, какие со мной странные происходят перевороты, как сильно все растерзано внутри меня. Боже, сколько я пережил, сколько перестрадал".

Во время последнего приступа болезни (декабрь 1851 - февраль 1852 года) Николай Васильевич двое суток провел без пищи и воды стоя на коленях перед иконами. Опасаясь за судьбу второго тома "Мертвых душ", Гоголь пытается отдать его графу Толстому, но том отказывается, дабы у Гоголя не возникло чувство, что ему не доверяют. Но опасения Гоголя были оправданы. Мировая литература возможно лишилась великого произведения - 11-12 февраля он сжигает все рукописи второго тома. Вместе с рукописями исчезает смысл, не для чего становится жить. Последующие 10 дней он угасает, глядя пустыми и безжизненными глазами в пустоту и ни с кем ни разговаривая до самой смерти. По официальной версии Гоголь уморил себя голодом, поскольку будучи фанатичным христианином он не мог позволить себе сделать сознательно и открыто, что подтверждают строчки его писем: "Надобно ж умирать, а я уже готов, и умру:", "Как сладко умирать..."

© 2000- NIV